Интервью — Новости недвижимости в Санкт-Петербурге

    Последние новости по теме

    Читать все новостиRSS

    Александр Львович: «Никогда не строили больше трех объектов сразу и выходить за пределы этого объема не хотим»

    18.02.2013 15:56 — Интервью
    Источник: Ктостроит.ру

    Планируя жилищные проекты, петербургские инвесторы постепенно уходят в Ленинградскую область. Генеральный директор строительной компании «Навис» Александр Львович объяснил в интервью Марине Голоковой, что дело отнюдь не только в отсутствии участков. В беседе с «Кто строит в Петербурге» он описал наиболее подходящую для девелоперов схему комплексного освоения территорий (КОТ), заявил о планах развивать Щеглово и поделился мечтой о спортивном центре.

    — Александр Владимирович, какие тенденции вы наблюдаете на рынке жилищного строительства?

    — Сегодня наблюдается бурный рост строительства за пределами Петербурга. Инвестор всегда идет туда, где ясны перспективы дальнейшего развития, где больше шансов быстро построить и продать объекты.

    — То есть развивать проекты в Ленобласти проще, чем в Петербурге?

    — Развивать проекты в целом непросто, независимо от того, где они реализуются. Я говорю о сегодняшней политике петербургской власти. В городе принимаются законы, которые идут вразрез с интересами инвесторов. Возможно, это хорошо для Петербурга. Возможно, далее последуют программы, которые позволят привести в порядок наш город. Возможно, стоит сделать паузу в привлечении инвестиций. Может, в позиции власти есть тайный смысл…

    — Кстати, глава комитета по экономической политике и стратегическому планированию уже заявил о планах создания новой программы КОТ. В ней, как планирует Смольный, будет продумано детальное развитие земельных участков жилищного строительства. По сути город намерен заняться девелопментом. Как это воспримут участники рынка?

    — Такая программа выглядит для инвестора, как райская поляна с лебедями. Это была бы идеальная картина: инвестору показывают готовый проект, он вкладывает в него деньги, а потом только получает свои дивиденды. Но так не бывает. Все равно для реализации хорошего проекта нужно работать. Планы Смольного пока красивы только на словах. Новые люди на руководящих постах склонны идеализировать будущее, строить грандиозные, порой несбыточные планы. Что будет на самом деле, рассудит только время.

    — Какой подход к проектам КОТ был бы целесообразен сегодня, на ваш взгляд?

    — Такой подход был заявлен прежней властью. Город предусматривал механизмы государственно-частного партнерства и даже собирался брать на себя инженерную подготовку территорий, но постепенно это все пошло на спад. Потом стали пересогласовываться проекты планировки территорий (ППТ — ред.) — и участники рынка стали уходить за пределы города. Ведь инвесторы — как пугливые тараканы. Включили свет — и они сразу же разбежались. Деньги любят тишину и спокойствие. Конечно, надо признать: в комплексном освоении территорий в последнее время был полный беспорядок. В погоне за быстрыми деньгами застройщики возводили жилье, невзирая на отсутствие социальной, дорожной, инженерной инфраструктуры. Такие вещи город не должен отдавать на откуп рынку.

    — Нужно ли привлекать инвесторов к разработке городских программ?

    — Возможно, инвестор должен в этом участвовать, но главенствовать в освоении территорий должен город. Для этого у него должна быть четкая градостроительная политика. Город должен развиваться по стратегии, продуманной лет на тридцать. Должна быть общая концепция развития промышленности, многоэтажного, малоэтажного жилья. Что же происходило в Петербурге в последнее время? Наша градостроительная политика на связана в один узел. КГА (комитет по градостроительству и архитектуре — ред.) видит одно, комитет по транспорту — другое, комитет по строительству занимается третьим. Это как лебедь, щука и рак. В градостроительной политике Петербурга до сих пор не было централизации главных вопросов.

    — Вы говорите о том, что происходит в Хельсинки, где все градостроительные вопросы курируются одним департаментом городского планирования.

    — Нам нужен именно такой департамент. У него должны быть полномочия, ему должны подчиняться профильные комитеты. Для ведения четкой градостроительной политики должна быть выстроена вертикаль власти. В Хельсинки эта система работает давно, и их порядок в градостроительстве — результат опыта. У нас же градостроительная политика выстраивается только в течение последних двенадцати лет.

    — Какие проекты вы сейчас реализуете и где?

    — Мы никогда не летели в небеса. Мы — компания с давней историей небольшого (с точки зрения крупного и среднего бизнеса) предприятия. Мы никогда не строили больше трех объектов сразу и выходить за пределы этого объема не хотим. Мы ограничиваемся тремя проектами, потому что это позволяет отслеживать развитие каждого из них, знать детали, держать все цифры в голове. Один из наших проектов — «Дом БДТ» —в Петербурге. Два — в Ленинградской области, оба во Всеволожском районе: жилой комплекс «Созвездие» в Мурине и «Щегловская усадьба».

    — Дом БДТ построен?

    — Первую очередь этого проекта мы сдали. Десять процентов квартир в Доме БДТ получают сотрудники Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова. С БДТ нас связывают давние отношения. Мы лет пятнадцать являемся спонсорами театра и входим в его попечительский совет. Сначала в него входил мой отец Владимир Петрович (Владимир Львович — генеральный директор ООО «Фирма ССМ 2» — ред.), потом эстафетную палочку он передал мне.

    — Проекты в Ленобласти предусматривают комплексное освоение территорий?

    — Да. Особенность проекта в Мурине в том, что он реализуется в рамках освоения большой территории не одной компанией, а целым пулом инвесторов. В ее комплексном развитии помимо нас участвуют разные застройщики: SetlGroup, «Арсенал», «Полис групп». Подготовлен единый проект планировки территории, который учитывает обеспечение социальной, инженерной и дорожной инфраструктурой. Каждую неделю первые лица компаний-участников проекта собираются для решения общих задач, связанных с инфраструктурой. Одна компания таких вопросов не решит.

    — Как вы делите обязанности между собой?

    — У нас есть твердые договоренности. Здесь никто ни в чей бизнес не лезет. У каждого из участников заявлено определенное количество квадратных метров застройки, и это составляет некий процент от общего освоения территории. Исходя из процентного соотношения, мы и определяем долю участия в создании инфраструктуры. Мы, например, строим детский садик на сто мест.

    — Вы строите недалеко от станции метро «Девяткино». При активном жилищном строительстве состояние дорог там оставляет желать лучшего. Как планируете исправить ситуацию?

    — Мы решаем эти проблемы сообща. В частности планируем строить съезд с кольцевой автодороги и пробивку Суздальского проспекта из Санкт-Петербурга в Ленинградскую область. В этом вопросе есть юридические трудности, поскольку проект планируется на границе двух субъектов Российской Федерации.

    — Когда можно ожидать завершения проекта?

    — В одночасье красоты не сделаешь. Развитие планируется минимум на три года. Судя по всем проектам, заявленным на территории в Мурине,город-сад там может быть примерно через это время.

    — Какие планы по поводу дальнейшего освоения земли?

    — Мы сейчас хотим плотно развивать Щеглово. Там у нас есть большой земельный задел, на котором мы планируем свой проект комплексного освоения территории. Многие приятели по бизнесу отговаривали меня от развития этого участка. Но мы начали с малого. Сейчас реализуем там проект «Щегловская усадьба» — 40 тысяч квадратных метров на семи гектарах земли. Плотность там очень низкая. Мы не намерены строить, сколько влезет. Это загородный проект. Там предусмотрены четырехэтажные дома, площадки для прогулок и отдыха, зеленые зоны, парковочных мест там на всех хватит. И при этом комплекс относится к категории социального жилья. Когда мы начинали этот проект, мы опирались на ту цену квадратного метра, по которой область выкупала жилье — 36 тысяч рублей. Мы специально разработали такую серию домов, которая позволяла вписаться в эту цену. В результате жилье было раскуплено еще на ранней стадии строительства. Мы поняли, что можем развивать это место и дальше. В следующем проекте продумываем детский сад, школу, общественные пространства и возведение девятиэтажных жилых домов.

    — Во Всеволожском районе много частных домов. Вам не кажется, что в скором будущем на их месте будут стоять высотки?

    — Это называется эволюцией. Если это будет интересно инвестору, частные дома пропадут — сто процентов. Когда люди живут в деревянных домах в окружении каменных небоскребов — это абсолютный дисбаланс.

    — Реально ли петербургским застройщикам перейти на малоэтажное строительство?

    — Мы придем к этому, когда рынок будет насыщен жильем. Чтобы жилья хватало на всех, нужно строить по одному квадратному метру на одного жителя в год. Такова мировая практика. Значит в Петербурге мы должны строить ежегодно по пять миллионов квадратных метров. Когда мы уйдем от скачков цен, придем к балансу, тогда люди задумаются о комфорте своего проживания, и станет востребовано малоэтажное жилье. Постепенно люди поймут, что дорога от дома за городом до места работы стоит того, чтобы жить в спокойной атмосфере и дышать свежим воздухом.

    — Каков дом вашей мечты?

    — Это загородный дом. Пусть даже далеко от города. С баней. В окружении парка, с площадками для прогулок, занятий спортом. В общем, это дом, подобный тем, которые мы строим в «Щегловской усадьбе». Когда я занимаюсь девелопментом, я вкладываю в проекты частичку того, что нравится мне.

    — Часто ли выезжаете отдыхать за пределы города? Какой отдых предпочитаете?

    — Я не люблю пляжный отдых на море. Люблю экскурсии. Люблю активный отдых. Буквально вчера вернулся с лыжной прогулки. Каждую неделю ездим на загородный курорт «Лесная рапсодия» и пробегаем там на лыжах по пятнадцать километров. Последний год заболел трекингом, то есть прогулками по горам. В прошлом году, например, съездили на Алтай. Это божественное место! Две недели пребывания там пролетели как один день. Мы там жили по расписанию, как в пионерлагере. Вообще надо сказать, в России очень плохо развит туризм. Вы не представляете, сколько у нас интересных мест.

    — Что читаете из художественной литературы?

    — Что попадется. Так мало времени, что на чтение его не хватает. Из последнего прочитал несколько книжек Довлатова и собрание сочинений Набокова.

    — Что бы вы построили в Петербурге при безграничных возможностях?

    — Я очень тщеславный человек, и выбор здесь довольно большой. Но если уж выбирать, то построил бы спортивный объект хорошего уровня. Петербург — красивейший город мира. У нас исторический центр выглядит не хуже, чем в других исторических городах Европы, а то и лучше. Все в нем хорошо, но вот крупных спортивных объектов высокого уровня не хватает. У нас нет таких спортивных баз, чтобы можно было и на лыжах побегать, и с горки покататься, и в бассейне поплавать.



    Без комментариев



    Расширенный поиск