Интервью — Новости недвижимости в Санкт-Петербурге

    Последние новости по теме

    Читать все новостиRSS

    Евгений Резвов: «Бизнес готов включиться в решение городских проблем»

    01.07.2016 12:23 — Интервью

    В городе приняты новые правила землепользования и застройки. В частности, для Старопарголовского массива (на проспекте Тореза) установлено ограничение: не выше пяти этажей. Однако проект «Строительного треста», который занимается этой площадкой уже несколько лет, предусматривал совсем другие показатели.

    Об истории проекта, о перспективах его развития мы беседуем с генеральным директором «Строительного треста» Евгением Резвовым.

    — Почему вы заинтересовались именно этим микрорайоном?

    — Мы довольно много строили в прилегающих кварталах: на Тореза, 112, на Манчестерской улице… И мы тогда довольно активно развивались. И вот в начале «нулевых» Федор Ревякин из «Жилстроя» нам предложил: «Давайте попробуем расселить этот квартал?»



    Прикинули экономику проекта, наши возможности, написали предложение, губернатор Валентина Матвиенко его одобрила.

    Однако потом на эту историю наложились чьи-то интересы, и проект отдали фирме «Яспис». Они брались расселить 10 домов, планировали построить около 75 000 кв.м. Прошло года три, строить они так и не начали. Предлагали нам купить у них проект — мы отказались.

    Потом подумали и решили: будем все-таки заниматься. Приобрели и расселили десяток квартир. В 2007 году менялись люди без лишних запросов: квартира на квартиру, примерно такую же по площади, только новую. В этих домах квартирки-то небольшие, до 49 кв.м. Это потом уже жильцы стали торговаться.

    Чтобы определить целесообразность реализации проекта, решили разработать документацию по проекту планировки и межевания территории. Подготовили первый этап ППТ, прикинули, что там можно построить. Через годик привлеченное нами агентство недвижимости приступило к расселению квартир в восьми домах Дело пошло нормально, тихо, спокойно. Расселяли жильцов, предоставляя в среднем на 30% больше площади, чем у них было, с учетом индивидуальных запросов, принимая во внимание интересы каждой семьи. Расселение последних квартир далось трудно. Туда не хочу, туда не поеду… Ну, не поедешь и не надо. Нам не завтра на площадку выходить. Осталась последняя семья, один из зарегистрированных жильцов в тюрьме сидит, и паспорт потерян. Решили и эту проблему.

    — А для чего вам понадобились все эти хлопоты?

    — Была ключевая идея: сделать пилотный проект реновации. Теперь это слово закрепилось за конкретной фирмой, но мы вкладывали в него более широкий смысл. Нам важно было показать, что такая схема в принципе возможна… У нас был план: сделать квартал, понять, как это идет, и потом двинуться волной, уже в масштабах города. На самом деле для такой задачи уместнее было бы собрать группу девелоперов, поделить кварталы, распределить риски.

    Важно, чтобы для расселения в каждом квартале можно было построить один-два дома.

    90% жителей к этому процессу нормально относятся. Ну, просят отдельную квартиру вместо комнаты — это естественно. Все спокойно шло, никаких ссор.

    И вот появилась эта группа протестующих: предвыборный год, политический пиар.

    В чем только нас не обвиняли: и забор-то мы поставили незаконно, и участок получили с нарушениями… Куда только депутаты ни писали! Все проверки показали: мы действуем строго в правовом поле.

    Мы считали и считаем, что у нас все правильно. Поймите, трудно опровергать откровенный бред. Мы не предполагали, что столкнемся с таким. Не учли политические риски.

    Люди всегда легче объединяются против чего-то, чем за. Я считаю, что нельзя играть на самых низменных чувствах человека.

    Мы же фактически выполняем программу городского правительства: расселение коммунальных квартир, переселение граждан из ветхого жилья. Экономим средства бюджета, которых каждый год не хватает на эти программы. И уж кстати: депутаты, которые вставляют нам палки в колеса и пишут жалобы губернатору, — они ведь тоже получают зарплату из наших налогов.

    Я готов обсуждать проблему с тем, кто расселил несколько десятков человек, помог им переехать из старого жилья в новое. Но не с теми, кто играет на протесте, кто просто зарабатывает политический капитал.

    Мы были и остаемся в правовом поле. Мы действуем через суд — а против нас используют грязные технологии. Склоняют губернатора к нарушению закона.

    За 24 года работы в строительстве у нас не было ни одного проблемного объекта, ни одного обманутого дольщика! Конечно, мы коммерческая структура, для нас важна рентабельность. Но у нас есть и социальные проекты, мы вкладываемся в спорт, в детские программы — не все сводится к прибыли.

    — Расселение — социальный вопрос. Разве не государство должно его решать?

    — Без вмешательства государства не получится, а сегодня город оставил предпринимателей один на один с социальными проблемами. Мы без местных властей с ними справиться не можем. В нашем конкретном случае — решили бы, причем успешно, если бы не попытки изменить правила, изменить экономику проекта, причем задним числом, когда мы уже понесли затраты. И все — во имя каких-то политических игр.

    Нас теперь коллеги будут ругать: «Строительный трест» испортил тему расселения. На самом деле и мы, и на нашем примере другие застройщики получили ценнейший опыт. Из Старопарголовского квартала получился кейс, многое стало понятнее, в этом смысле мы можем считать, что пилотный проект состоялся.

    Сейчас стало ясно: действующая нормативная база недостаточна. Нужно закрепить отдельными положениями: закон не может иметь обратной силы, нельзя без компенсаций отменять уже согласованные решения. И главное — необходимо приравнять расселение к изъятию для государственных нужд. Тогда можно будет и планировать сроки, и заранее рассчитывать затраты.

    Бизнес готов включиться в решение городских проблем. И решать их надо сегодня, а не после выборов. И мы тоже не считаем тему расселения для себя закрытой. При условии, что администрация будет поддерживать застройщиков в этом процессе.



    Без комментариев



    Расширенный поиск